Тaсуется людская колода...

А тем временем весна не только играла гормонами. Она еще играла надеждами и иллюзиями.

Наступило время брожения. Народ точно проснулся от долгой зимней спячки. Народишко азюлянтский пришел в движение. Кто-то потянулся за длинным рублем (кроной) в Стокгольм. Кто-то почувствовал острую тягу домой.

Уважаемый Вован отчалил в столицу Королевства, желая подработать на-последок, получив свой отказ. Мой счётчик тоже неумолимо тикал. Я был вне решительности а счастья всё не было.

Жилье наше вновь стало перевалочной базой. Через него прошла семья русских венерологов из Казахстана («спецы по больным писькам» бежавшие от этнических притеснений со своим с сыном 12 лет). Колоритная семейка и профессия — хлебная. Папаша — благообразно напоминал попа-расстригу и своими размерами и русыми волосами, и бородой, и напевными речами. В которых, частенко сквозили отчаянье и идеи фикс, типа — «что делать если их начнут из Швеции выгонять?» Слышал он от людей, что можно попросить защиту у церкви (шведской). Власти мол, не посмеют их от-туда под белы рученьки выдворить.
Наивно и глупо так думать. Даже если и не посмеют, то как он интересно представлял своё существование под лоном церкви, без документов и перспектив? Это путь скорей сирых и убогих или если тебя реально убивают.
Маман — больше походила на на его реальную мать, чем на жену. Вся седая, грузная, но зато хвастала своим отсутствием морщин и интеллигентской косточкой.
Их таки отправили в Испанию, откуда они и приехали в Швецию (всё согласно Дублинской конвенции по беженцам). Щас они там плотно бросили якорь. Но это уже, как говориться совсем другая история.


Дальнобойщик Коля из Киева, что прожил до этого год на азюле в Норвегии. Не знаю, что он ловил в Швеции после своего отказа. Вообще-то он уже урвал немного материальных благ, отправив денежные переводы и посылки с вещами своей семье из Норвегии. Рассказывал, что в Норвегии у него были все условия. Довали более щедрый социал. Магазинная помойка регулярно баловала свежими деликатесами.У него был даже собственный Бэ-Ушный солярий, а помещения и общие туалеты, где в раковинах постоянно подмывали свои жопы чистоплотные афганцы и арабы убирал вежливый и терпеливый норвежский уборщик. Всё было даже еще более сказочно, чем у нас тут в Швеции.
Коля говорил, что ему там было просто дико скучно и, что типично — не было перспектив. Ведь Вид на жительство из Советских давали только чеченам. ПОЛИТИКА.



В начале лета, шведские власти решили нас уплотнять арабами. Ну это было уже против всех правил. Нам итак за-глаза хватало вонючего юродивого Андрюши. Но он был хотя-бы тихий и безвредный. О его присутствии в доме говорил только тошнотворный запах соуса кари, который точно шлейф тянулся от его вечно немытого, тщедушного тела. Он шифровался, стараясь не попадаться никому на глаза, не включал лишний раз свет и даже снимал обувь, чтоб оставаться никем не замеченным. Но тут его выдавала уже не только вонь, но и стук нестриженных ногтей по деревянному полу. Думаю, что благодаря этому, он мог бы с легкостью лазить по деревьям без помощи рук, если бы захотел. Но он вместо того, чтоб изменить свои юродивые привычки, добровольно и самолично переехал со своей кроватью в крохотную получердачную подсобку-кладовку. Лишь бы его никто не трогал и не читал морали.
Так его и прозвали — «человек в футляре».

Ну ладно русский «человек в футляре». Это еще пол беды. С ним хоть воспитательные меры можно было проводить, призывая к совести и правилам общежития. А тут эти крикливые и абсолютно невменяемые «чистюли» арабы.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

все 2 Мои друзья